10 лет назад свергли режим Бен Али. Почему началась «жасминовая революция» и как теперь живет Тунис

10 лет назад свергли режим Бен Али. Почему началась «жасминовая революция» и как теперь живет Тунис

Тунис, который положил начало «арабской весне», совсем незадолго до революции казался островком благополучия и стабильности в регионе. Само предположение о том, что за месяц в стране может смениться власть, казалось немыслимым. Однако это произошло — 14 января 2011 года президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али вместе с семьей бежал из страны. Прошло 10 лет, и Тунис вновь считают единственным стабильным демократическим государством региона, но сами жители недовольны ни политической, ни экономической ситуацией в стране.

Фото: Reuters

«Арабская весна» — волна протестов, восстаний и гражданских войн в начале 2011 года. В Тунисе, Египте, Ливии, Йемене народные волнения привели к смене политических режимов. В Сирии власть устояла, но гражданская война и одновременно — борьба с терроризмом продолжается до сих пор. В Ливии протесты обернулись иностранной интервенцией и убийством Муаммара Каддафи, а в стране до сих пор царит двоевластие и продолжается противостояние. В Бахрейне восстание было подавлено после вмешательства других стран Персидского залива. Массовые протесты прошли также в Саудовской Аравии, Кувейте, Омане, Иордании, Ираке, Марокко, Алжире, Судане.

Два президента, две «жасминовые революции»

В Тунисе с момента получения страной независимости от Франции в 1956 и до революции 2011 года было всего два президента — Хабиб Бургиба и Зин аль-Абидин Бен Али. И оба потеряли власть в ходе «жасминовых революций», один в 1987 году, другой — в 2011-м.

В 1987 году Хабиб Бургиба, получивший пост «пожизненного президента», назначил на должность премьер-министра генерала Зин аль-Абидина Бен Али. Назначенный премьер-министр уже через шесть недель после вступления в должность сверг Хабиба Бургибу. Он представил народу заключение личных врачей 84-летнего президента о том, что тот болен и не способен управлять государством. Бургибу отправили в одну из президентских резиденций в его родном городе Монастир, где он благополучно прожил еще 13 лет.

Фото: Reuters
Бен Али со своей женой Лейлой в своем президентском дворце. На стене — портрет свергнутого им Хабиба Бургибы. Он не стал развенчивать культ личности своего предшественника, не стал переименовывать улицы, а после смерти Бургибы похоронил его со всеми государственными почестями в мавзолее в его родном городе Монастир. 19 октября 2009 года. Фото: Reuters

А Бен Али стал президентом. Он продолжал политику Хабиба Бургибы, благодаря которой Тунис называли самым показательным примером сосуществования арабского и западного миров и самым стабильным и светским государством региона: наиболее высокий уровень образования, развитая экономика, отмена многоженства и равные права для мужчин и женщин.

И даже были выборы в парламент и выборы президента.

«Типа» и «как бы»

Общественный договор практически всех арабских режимов — обмен политических прав на экономическую стабильность, и Тунис не был исключением.

При Бен Али Тунис добился наиболее значимых экономических успехов за всю историю страны: национальный доход на душу населения за время его правления вырос в десять раз, развивались промышленность и туризм, медицина и образование были бесплатными.

Но беда всех авторитарных лидеров в том, что они не могут отказаться от власти, и Бен Али стал очередным подтверждением этой закономерности.

Казалось бы, со свержением Хабиба Бургибы понятие «пожизненный президент» в Тунисе исчезло, но нет. В 2002 году Бен Али проводит через лояльный ему парламент поправки в Конституцию, отменяющие ограничения на количество президентских сроков и возрастной ценз в 70 лет для кандидата в президенты. На последних президентских выборах в 2009 году, на которых Бен Али был переизбран на пятый срок, он получил 89,62% голосов избирателей.

Фото: Reuters
Президент Туниса Зин аль-Абидин Бен Али выдвигает свою кандидатуру на президентских выборах в Тунисе. Он идет на пятый срок и, конечно же, побеждает на выборах. 26 августа 2009 года. Фото: Reuters

«Тунисская политическая реальность времен Бен Али была „как бы“ и „типа“ — типа многопартийность и как бы выборы, типа оппозиция и как бы свобода слова и так далее и тому подобное», — пишет востоковед, арабист, политолог и кандидат исторических наук Василий Кузнецов.

В качестве примера он приводит одну из легальный оппозиционных партий времен Бен Али: «В парламенте партия „Зеленые за прогресс“ была представлена 5−10 депутатами и вполне довольна своей дозволенной властью немощью». По сути же, 75% парламентских мест занимали представители партии «Демократическое конституционное объединение» (ДКО), основанной Бен Али.

Свобода слова тоже как бы была. Но практически все СМИ принадлежали членам семьи президента или лояльным им лицам. Например, в Тунисе во времена Бен Али было пять частных радиостанций. Но одна из них, Shems FM, принадлежала дочери президента Сирин Бен Али. Mosaique FM — шурину президента Бельхасану Трабелси. Владельцем Jawhara FM был бизнесмен, близкий к правящим кругам и управлявший до этого несколькими государственными радиостанциями. Express FM учредил бывший министр связи Осама Рамадани, религиозную радиостанцию Zitouna основал зять президента Мухаммед Сакер аль-Матри.

Безработица и коррупция

Уровень безработицы населения в 2010 году в Тунисе достигал 13%. Самое большое количество безработных (60,1%) приходилось на молодежь, среди которой четверть были выпускниками вузов.

Кроме того, в Тунисе был еще один бич времен Бен Али, тем более что этот бич был в его руках — высокий уровень коррупции. Клан президента Бен Али и его супруги Лейлы Трабелси, в котором насчитали около 110 родственников и приближенных, контролировал, согласно отчету Всемирного банка, более 20% экономики страны. Личное состояния семейства Бен Али оценивалось в 6−18 млрд долларов. Без одобрения клана невозможно было вести бизнес, а если он оказывался прибыльным, его могли заставить за бесценок продать под угрозой уголовной или серьезной административной ответственности, обложить непомерными налогами или попросту отобрать. Крупным инвесторам также приходилось сначала договариваться с семейством Бен Али — Трабелси. Например, сеть McDonald’s не смогла выйти на местный рынок, отказавшись платить семье президента.

Фото: Reuters
В 2012 году все конфискованные вещи четы Бен Али (39 автомобилей, картины, ковры, одежда Бен Али, коллекция шуб, обуви и украшений его жены Лейлы) были выставлены на аукцион, вырученные средства пошли в казну страны. 23 декабря 2012 года. Фото: Reuters

К тому же в конце 2010 года правительство Туниса объявило повышение цен на 50% на хлеб, сахар и ряд других товаров первой необходимости.

Попытка самосожжения Мохаммеда Буазизи стала тем триггером, который вывел в Тунисе на улицы людей, требовавших снижения цен, увеличения количества рабочих мест, борьбы с коррупцией и проведения реформ. А протесты против условий и качества жизни очень быстро переросли в протесты против правительства.

Самосожжение Буазизи

17 декабря 2010 года в городе Сиди-Бузид 26-летний Мохаммед Буазизи, как обычно, торговал овощами и фруктами, но не заработал достаточно для того, чтобы заплатить взятку подошедшим полицейским. У него отобрали тележку с товаром и забрали весы. Торговец попытался найти справедливость в местной мэрии, но не смог добиться приема у главы своего маленького городка. Он отправился на ближайшую заправку, купил канистру бензина и вернулся к администрации. Стоя на площади перед мэрией, он крикнул: «Как, по-вашему, я могу заработать на жизнь?», облил себя топливом и чиркнул спичкой.

Фото: Reuters
Мурал с портретом Мохаммеда Буазизи в Сиди-Бузиде. Фото: Reuters

С ожогами более 90% тела Мохаммеда Буазизи доставили в больницу, спасти его не удалось, он скончался спустя две недели.

На площади перед мэрий в Сиди-Бузиде вспыхнул не только Мохаммед Буазизи. Вспыхнул весь Тунис, а за ним и весь арабский мир.

Фото: Reuters
Через 11 дней после начала протестов президент Туниса Бен Али посетил в больнице Мохаммеда Буазизи, с самосожжения которого начались протесты. Еще через неделю Буазизи умер. 28 декабря 2010 года. Фото: Reuters

Протесты и бегство президента

История Буазизи мгновенно разлетелась по Тунису, и уже на следующий день на улицы стала выходить молодежь. А через неделю в городе Мензел Бузайен неподалеку от Сиди-Бузида разъяренная толпа атаковала штаб-квартиру правящей партии, штаб Национальной гвардии и вокзал. В ходе столкновений с полицией погиб 18-летний демонстрант.

По всей стране стали проходить манифестации солидарности и забастовки. Какие-то игнорировались, какие-то жестоко подавлялись. Но после смерти Буазизи 4 января народное недовольство вспыхнуло с новой силой, протесты стали плавно перерастать в беспорядки, а количество погибших начало исчисляться десятками. В Тунисе стали закрывать учебные заведения, ввели чрезвычайное положение и привлекли военных к подавлению протестов.

Манифестанты в Тунисе координировали свои действия через соцсети. Основным инструментом был Facebook — он стал основной новостной площадкой протестующих, а Twitter использовали для быстрой координации митингов. Огромную роль сыграл и сайт WikiLeaks, на котором публиковались депеши американских чиновников о ситуации и коррупции в Тунисе, что еще больше подогревало протесты.

Власть пыталась бороться с твиттер-революцией при помощи цензуры: блокировке подверглись YouTube, Vimeo и ряд новостных сайтов, были введены ограничения на доступ к соцсетям.

Фото: Reuters
Демонстрация в столице Туниса, 14 января 2011 года. Фото: Reuters

За это время Бен Али четырежды обращался к нации, и за две недели его риторика кардинально изменилась.

В своей новогодней речи он грозил расправиться с «группкой экстремистов», которые якобы стоят за подготовкой беспорядков, и обвинил иностранные СМИ в искажении событий. 10 января он пообещал, что все безработные выпускники вузов получат в течение двух лет гарантированную работу. Еще через три дня пообещал прекратить стрельбу, сообщил о подписании указа, обязывающего торговцев снизить цены на хлеб, молоко и сахар, и даже дал слово не баллотироваться на следующий президентский срок.

Утром 14 января Бен Али обратился уже с четвертым по счету обращением к народу. Во время своей речи он неоднократно повторял: «Я вас понял». Президент Туниса объявил чрезвычайное положение и отправил правительство в отставку.

А уже вечером того же дня Тунис и весь мир узнали, что президент страны Бен Али вместе с членами своей семьи улетел в Саудовскую Аравию и получил там политическое убежище.

Хаос на улицах, хаос в верхах

Казалось бы, режим пал, можно строить светлое будущее. Но в стране еще несколько месяцев продолжался хаос.

Сразу же после бегства Бен Али по Тунису прокатилась волна мародерства. Население с упоением громило активы семейства — разъяренная толпа разграбила и сожгла особняк племянника президента Туниса Каифа Бен Али и принадлежавший шурину президента Туниса Сахеру аль-Матри автоцентр «ан-Накль» — оттуда было украдено 600 новых автомобилей.

Грабили не только клан: по ночам банды мародеров обчищали магазины, иногда врывались и в дома. Днем неизвестные стреляли в прохожих. По мнению местных жителей, это действовали люди Бен Али, для того, чтобы посеять панику и смуту. В ответ на это тунисцы стали самоорганизовываться: в кварталах появились отряды самообороны, которые, по сути, заменили собой полицию.

Фото: Reuters
Женщины рассматривают разгромленную усадьбу Каифа Бен Али, племянника бежавшего из Туниса президента. 16 января 2011 года. Фото: Reuters

Хаос был и в верхах.

После бегства Бен Али полномочия главы государства, согласно Конституции, перешли спикеру парламента Фуаду аль-Мабзаа. Он принял присягу в качестве президента и поручил бывшему премьер-министру Мохаммеду аль-Ганнуши создать правительство национального единства, в котором должны быть представлены все значимые политические силы страны. Состав нового правительства был сформирован, но категорически не устроил тунисцев — ключевые посты сохранились в руках членов старой команды Бен Али. Народ вновь вышел на улицы с лозунгами «Бен Али уехал в Саудовскую Аравию. Его правительство должно последовать за ним!».

Фото: Reuters
Режим пал, протесты не прекратились. Люди требуют отставки чиновников из команды Бен Али возле резиденции премьер-министра Туниса Мухаммеда аль-Гануши, которую охраняют военные. 20 января 2011 года. Фото: Reuters

Полтора месяца Мухаммед аль-Гануши, отказавшийся уходить в отставку и поддерживаемый военными, тасовал правительство, как колоду карт, то назначая, то снимая министров, в попытке угодить жителям Туниса. В конце февраля в столице Туниса прошли многотысячные акции с требованием отставки переходного правительства, и премьер-министр сдался. Новым премьером стал Беджи Каид Эс-Себси, который до прихода к власти Бен Али в разное время возглавлял Министерство обороны, МВД и МИД.

По данным специальной комиссии, за время второй «жасминовой революции» в Тунисе погибли около 340 человек и более двух тысяч получили ранения. Среди жертв 66% погибли от пуль, за 79% случаев гибели и за 96% случаев ранений ответственность несет полиция.

Фото: Observers.france.24.com
Граффити «Где снайперы?», изображающее маленькую девочку под прицелом снайпера, появилось в январе 2011 года, когда в столице Туниса неизвестные стали стрелять в простых людей. Фото: Observers.france.24.com

10 лет спустя

Тунис считается самым удачным примером транзита власти во время «арабской весны». Спустя три года там была принята новая Конституция, гарантирующая политические свободы и права женщин. В стране установилась многопартийность и свобода СМИ. С тех пор в Тунисе трижды прошли свободные выборы.

Однако стране пока так и не удалось восстановить экономическую стабильность. Коррупция по-прежнему процветает, безработица превышает дореволюционные показатели, а госдолг вырос почти в четыре раза.

Основные экономические показатели Туниса 2010 2020
ВВП, млрд долларов 44 39
ВВП на душу населения, долларов 4140 3295
Госдолг, млрд долларов 25 94
Инфляция, % 3,3 6,7*
Уровень безработицы, % 13 14,9*
Гарантированная минимальная зарплата в несельскохозяйственном секторе, долларов** 167 158

* по данным Всемирного банка и Национального института статистики Туниса на 2019 год
** с учетом курса доллара США к тунисскому динару в декабре 2010 года и декабре 2020 года

Согласно опросам общественного мнения, половина тунисцев считает, что их положение ухудшилось после «жасминовой революции» 2011 года.

Что же пошло не так?

Одной из главных причин затянувшихся преобразований в Тунисе стала политическая турбулентность, которая сохранялась в стране несколько лет и сказалась на инвестиционной привлекательности страны.

На первых свободных выборах в Тунисе осенью 2011-го к власти пришли исламисты из партии «Ан-Нахда», запрещенной при режиме Бен Али, их оппонентами были «светские» партии. Идеологическим противникам никак не удавалось договориться о политических и экономических реформах. Через два года ситуация вновь серьезно обострилась из-за ряда политических убийств — опять начались массовые выступления тунисцев, которые требовали отставки правительства «Ан-Нахды» и отстранения исламистов от власти. Посредниками между исламистами и оппозицией выступил «Квартет национального диалога», который был создан четырьмя тунисскими профсоюзными и общественными организациями. В итоге Тунис получил новое правительство, новую Конституцию и нового президента, а «Квартет национального диалога» — Нобелевскую премию мира.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

В эти годы ситуация усугублялась и постоянной террористической угрозой. В самом Тунисе произошло несколько громких терактов, а несколько тысяч тунисцев примкнули к «Исламскому государству».

Нет финансовых вложений в тунисскую экономику — нет новых рабочих мест. Безработица растет не только из-за падения инвестиционной привлекательности страны, но и по объективным причинам: прирост рождаемости, урбанизация, пандемия COVID-19.

Последняя нанесла страшный удар по экономике Туниса. Туризм является вторым по величине источником дохода в бюджет страны, а из-за коронавируса туристическая отрасль стагнирует. В последние годы при режиме Бен Али Тунис посещали 7−8 млн туристов, в 2019 году — 9,5 млн иностранцев, в 2020 году количество туристов не дотянуло и до миллиона.

Как ни парадоксально, но в самом Тунисе в этом видят и положительные моменты, которые могут способствовать становлению страны: «Пока у нас не созреет потребность и воля к подлинным реформам, никто не сможет решить наши проблемы. Рассчитывать надо только на себя».

Источник